Коля Калашников (zabyg17) wrote,
Коля Калашников
zabyg17

Categories:

Снос памятников советской архитектуры, как закономерный процесс

66,23 КБ
Дом Наркомфина и Краснопресненская высотка

Посмотрел по телевизору передачу на канале "Культура", посвященную охране памятников. Остался немного разочарован: услышал немало знакомых слов о гибели памятников, о бриллиантах русского авангарда и конструктивистах-титанах. Один усатый архитектор озвучил даже бредовый, но потенциально высокодоходный и взяткоемкий проект переноса столичных учреждений в Подмосковье для спасения центра Москвы от гнёта капитала.
Вместе с тем, о причинах нынешней плачевной ситуации говорилось обидно мало. Попытаюсь восполнить этот пробел и заодно кратко порассуждаю о причинах антиконструктивистского переворота начала 1930-х.


Сначала о закате конструктивизма. Полученное историческое образование мешает мне, не задумываясь, списывать все перипетии советской архитектуры ХХ века на тупую и бездумную волю властей, сначала сломавших архитектуру в начале 1930-х, а затем кастрировавших ее в середине 1950-х. Здравый смысл подсказывает, что в условиях перманентного дефицита, при котором существовало советское общество, простой волюнтаризм не мог стать причиной дорогостоящей ломки архитектурного процесса. Следовательно, нашлись некие поводы, заставлявшие власть вмешиваться и идти на неизбежные расходы.

Возможность строить и насаждать свой стиль была дана конструктивистам в виде аванса. Им предстояло создать новую архитектуру, способную стать инструментом в создании нового человека для общества нового типа. Получилось это у конструктивистов или нет - вопрос спорный. Отдельные постройки несомненно удачны, но в целом заявленная цель так и не была достигнута.
Гипертрофированная механистичность, предсказуемость форм, склонность к типовым решениям помогли этой архитектуре стать массовой, но они же не дали ей шанса утвердиться надолго. Впоследствии избыточная зацикленность на отдельных "заморочках" также погубила послевоенный сталинский стиль. Его ниспровержение, как и в случае с конструктивизмом, начали с отдельных недостатков, увлеклись и разгромили все до основания. Коготок увяз - всей птичке пропасть.

Собственные впечатления от конструктивизма говорят мне, что постройки этого стиля трудно воспринимаются при обычном освещении. Его стихия - вечер, электрический свет уличных фонарей и окон, тени деревьев на глади стен. Днем, а тем более пасмурным и дождливым, простота форм этой архитектуры проигрывает. В сочетании с не слишком качественными строительными материалами и недостаточной ухоженностью (переходящей в сильную облезлость) лаконичность способна вызывать лишь уныние.
В начале 1930-х дома массовой конструктивистской застройки (а шедевров в ней, по правде говоря, было не так уж и много), построенные во второй половине двадцатых, перестали быть новостройками. С них стала облетать краска, кирпич стен тускнел, и здания стали приобретать все более мрачный и неуютный вид, опередив в этом даже многоэтажные рабочие казармы (по-питерски - бараки) - жупел мрачного дореволюционного прошлого.
Кого могла воспитать такая архитектура? Вряд ли обитателя светлого будущего. Под давлением собственной идеологии власть была вынуждена надавить на архитекторов и заставить их вести поиск новых архитектурных форм. Это пресекло конструктивистскую линию, но породило интереснейшие архитектурные поиски 1930-х годов.


Зацикленность на конструктивизме советской интеллигенции, воспитывавшейся в 1960-е годы, объяснима. В те годы трудно было найти себе других кумиров: разгромленная архитектурная школа, гонимые гении, романтика простых и благородных форм, раненная птица на взлете и все такое.
Менее понятно другое: культ конструктивизма и почитание его памятников почти не выходят за пределы Садового кольца. Из года в год перебираются одни и те же постройки: полуразвалившийся дом Наркомфина архитектора Гинзбурга, собственный дом архитектора Мельникова, переживший неудачный ремонт клуб имени Зуева архитектора Голосова и немногое другое…
Стоит напомнить, что градостроительная практика была весьма обширна и количество интересных ансамблей исчисляется десятками, если не сотнями. Большинство из них находится на периферии и совершенно выпадает из поля зрения столичных искусствоведов. По сути, эти памятники пока спасают или местные энтузиасты, или банальная нехватка денег на ремонт или снос.


Исчезновение архитектурного наследия прошлого - явление в нашей стране привычное. В 1900-е годы эта же участь постигла деревянный ампир, в 1920-30-е безжалостно сносились замечательные архитектурные памятник. В целом во времена СССР облик большинства городов претерпел значительные изменения, в том числе и за счет сноса старой застройки. Почему эта судьба должна миновать советскую архитектуру? Она ничуть не хуже и не лучше своих предшественников.
Своим собственным отношением к предшествующим стилям, погоней за дешевизной решений и материалов, неумной экономией (большинство советских квартир тесны) и глупым расточительством (вспомните огромные неиспользуемые пространства, запроектированные под мифические "общественные нужды"), жесткой завязанностью на государство советская архитектура сама вырыла себе яму. Остальное довершили отсутствие должного ухода за домами, тесные жилища, унылая гамма красок и засилье типового строительства.

Снос памятников - это только самая яркая и наглядная сторона проблемы. Не меньшие, а, может, и большие разрушения таит в себе модное слово "евроремонт". Выскобленные коробки зданий с новой начинкой, пластиковые окна, меняющие глубину оконных проемов и искажающие пластику фасадов, броская новомодная краска и металлочерепица до неузнаваемости искажают облик и памятников конструктивизма, и зданий, построенных в другие эпохи. Поновления приближают их к современной моде, но уничтожают ценные "родные" детали…
Большинство из нас сталкивались с необходимостью делать ремонт в советских квартирах. Мало кому было жаль старые обои, отслужившую свое мебель и устаревшую сантехнику. Чаще всего мало жалости вызывает и советская застройка: она некомфортна, не престижна и неприбыльна. Пока она достаточна обширна - ее не будут беречь. Когда памятников останется немного, их поставят на более-менее нормальную охрану. По такой же схеме сложилась судьба русских усадеб: с XIX века до нашего времени дожила только малая их часть. При этом немало их погибло уже с табличками "памятник архитектуры" на фасадах.

Закон об охране памятников, неподкрепленный четкой и разумной градостроительной политикой, этим зданиям тоже вряд ли поможет и спасет от второго разрушителя - новомодного ремонта. Я, наверное, оптимист, но считаю, что сейчас в сохранении памятников можно рассчитывать только на три фактора: бесхозяйственность, безденежье и случай. Это единственное, что может реально помочь памятникам уцелеть в нынешней ситуации. Телевопли о гибели культуры и памятников приелись еще со времен перестройки и никого всерьез вдохновить не могут.
Впрочем, я редко смотрю телевизор, и не привык к жанру телеинтервью и talk show, поэтому никоим образом не претендую на адекватность своих суждений и не считаю свою ремарку рецензией на передачу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →