Коля Калашников (zabyg17) wrote,
Коля Калашников
zabyg17

Москва малоэтажная: неизвестные ансамбли


Красный строитель в 2002 году. Этого дома больше нет

Сталинские двухэтажки принято считать некомфортабельным, низкосортным жильем. Горожане часто именуют их обидным словом "бараки", подразумевая не только никудышное качество строительства, но и абсолютное архитектурное убожество.
Вместе с тем, более внимательный взгляд, как на сами дома, так и на историю их создания, показывает, что перед нами один из любопытнейших пластов московской архитектуры ХХ века, увы, в настоящее время стремительно исчезающий.
Некоторые из по-настоящему красивы и достойны именоваться памятниками архитектуры. Другие, обладая более скромными художественными достоинствами, ценны тем, что хорошо сохранили колорит уходящей эпохи. Третьи, случайно сохранившиеся в районах новой застройки, просто показывают, что здесь было раньше.



Сразу после окончания Великой Отечественной войны в связи с острым жилищным кризисом в стране было развернуто массовое строительство. Так как в рамках сталинской культуры архитектура считалась одним из важнейших инструментов по воспитанию нового типа людей, это направление стало одним из приоритетных. К его реализации были привлечены ведущие архитекторы СССР.

Перед вновь создаваемыми архитектурными ансамблями стояли следующие требования: идеологическая нагрузка, наглядность, назидательность, красивость. В идеале, единый стиль должен был пронизывать все - от главнейших идеологических сооружений до мельчайших деталей быта. На практике это, конечно, получилось в относительно скромных масштабах, но все же малоэтажные здания этого стиля определили облик многих городов - восстановленных после войны Великих Лук, вновь построенных Ангарска, Волжского, Жигулевска и др.


Измайлово. 6-я Парковая, 32. 1951 г.

Победа над фашисткой Германией, вызвавшая всплеск патриотических настроений, и насаждавшаяся сверху борьба с западным влиянием заставили архитекторов обратиться к русской архитектурной традиции. Если для высотных или парадных зданий заимствовались формы нарышкинского барокко, то для малоэтажных зданий как нельзя больше подходил русский ампир 1810-30 годов. Разработанные архитектором Осипом Бове для восстановления Москвы после пожара 1812 года типовые проекты жилых домов стали "прадедушками" двух- и трехэтажек 1940-х годов. Так появился причудливый "усадебный" пласт советской архитектуры, гармонично сочетавший в себе экономию и парадность, уют и идеологию, массовость и индивидуальность.


Прямые предшественники


В довоенные годы в Москве малоэтажному строительству не уделялось особенного внимания и крупные архитекторы им не занимались. Двухэтажки весьма скромного вида появлялись возле предприятий, железнодорожных станций и воинских частей, иногда во дворах домов в центре города. Чаще всего их возводили из бревен, щитов или других не слишком долговечных материалов. Кирпич применялся редко - его берегли для более крупных зданий.


Кунцево. Петра Алексеева, 10

Когда-то таких домов в Москве было очень много, но до наших дней дожили считанные единицы, уцелевшие в окраинных районах.
Из деревянных зданий стоит отметить импозантную бревенчатую двухэтажку 1920-30-х годов у фабрики Петра Алексеева (ул. П.Алексеева, 10) и одноэтажный дом 5а на той же улице. Еще один деревянный двухэтажный дом 1929 года постройки до сих пор сохранился возле усадьбы Узкое (Профсоюзная ул., 123). Все они до сих пор жилые.



Деревянный дом в усадьбе "Узкое". 1929 г.

Две деревянных оштукатуренных двухэтажки сохранились на Новозаводской улице возле завода имени Хруничева. Жильцов в них уже давно нет, ныне там размещаются конторы завода. Подобные им постройки уцелели также в Коптево и в районе Водного Стадиона. Сейчас, когда от деревянной Москвы почти не осталось следов, по этим уцелевшим зданиям можно судить об облике и быте нашего города середины ХХ века, когда в таких домах жили сотни тысяч москвичей.


Коптево. Красная двухэтажка-барак 1930-40-х годов.

Теперь это кажется странным, но даже в районах образцовой застройки послевоенного времени попадались деревянные постройки. Например, в районе Песчаных улиц, где с конца 1940-х годов развернулось строительство образцового жилого района, деревянные бараки стояли на Песчаной площади и на центральном бульваре (2-й Песчаная улица). Тогдашние москвичи этого вовсе не стеснялись: бараки видны даже на парадных фотографиях этого района, вошедших в архитектурные альбомы.

Кирпичные малоэтажные здания в предвоенные годы в Москве тоже строили, хотя и встречаются они гораздо реже. На Маросейке один такой дом сохранился во дворе дома 11, на его фасаде стоит дата "1932".

Самый значительный фрагмент этой застройки уцелел в бывшем поселке имени Подбельского на северо-востоке Москвы. Здесь в районе современных 5 и 6 проездов Подбельского стоят около десятка построенных в 1938-39 гг. двухэтажек, некоторые из которых были в 1951 году надстроены третьими этажами.


5-й пр. Подбельского, 10а. Двухэтажка 1939 года.

Эти дома скромны и не имеют излишеств. Больше того - их вид вызывает необычное для московских улиц ощущение провинциальности и бесприютности. Хорошо заметно, что на этих зданиях экономили всегда - и при постройке, и при надстройке, и при последующей эксплуатации. Других таких ансамблей предвоенной архитектуры "низшего уровня" в столице нет - малоэтажки не рассматривались в конце 1930-х в числе перспективных направлений советского зодчества. Так что поселок Подбельского уникален, хотя и безобразен.


5-й пр. Подбельского, 6а. Надстроенная трехэтажка 1939 года

Опыт массового серийного малоэтажного строительства был накоплен в СССР в годы войны, когда оно велось в городах Поволжья, Урала и Сибири для эвакуированных жителей западных областей. К примеру, в Куйбышеве (нынешняя Самара) двухэтажечные кварталы образовали огромный новый район Безымянка, по размерам едва ли не превосходивший территорию старого города. Строить тогда приходилось наспех, экономно и без излишеств, часто вдали от центра города.

С накоплением опыта градостроительного опыта малоэтажные поселки стали строить в виде ансамблей, вписанных в городскую среду. Вот как описывали "правильные" поселки-ансамбли в архитектурной критике тех лет:
"Словом "поселок" обозначается крупный жилой массив, возникающий в пределах города и являющийся органической его частью. Поселком он чаще всего называется лишь потому, что строился для одного какого-либо предприятия, поблизости от него и возник в короткие сроки в виде целостного или относительно целостного ансамбля. Находясь поблизости от промышленного предприятия, такой "поселок" не только не обособлен от города, а, напротив, становится важнейшим фактором реконструкции того или иного значительного городского района; к тому же подобный жилой массив обычно органически связан удобными магистралями и развитыми средствами транспорта с городским центром. Такие "поселки" способствуют компактному расселению трудящихся вблизи их предприятий и в то же время отвечают целостной организации города, поскольку они активно участвуют в планомерном его преобразовании, в создании его единства"... (М.П. Цапенко "О реалистических основах советской архитектуры" М., 1952).

Быстрый и дешевый способ преобразования городов был крайне востребован. Во многих городах малоэтажная застройка составляла до 80-90% всего строительства тех лет. В Москве новые кварталы появились на Хорошевском шоссе, в Измайлове, на Перовом Поле, в Люблино, Тушино, на Дмитровском шоссе, в поселках Текстильщики, Курьяново, Северный и других районах.


Перово Поле. 1-я Владимирская, 24а. 1949 г.

Поскольку появление этих зданий совпало с окончанием войны и массовым привлечением к строительным работам немецких военнопленных эти аккуратные домики получили в народе наименование "немецких". Забавно, что это прозвище укрепилось настолько прочно, что в регионах мифическим "немцам" приписывают даже двухэтажки 1960-х годов постройки.
На самом же деле в 1940-50-е эти дома возводили не только пленные немцы, но и советские заключенные, а также обычные вольнонаемные строители. На Дальнем Востоке их строили пленные японцы. К работе мастерских, проектировавших эти дома, немцы, естественно, никакого касательства не имели.


Московские малоэтажные ансамбли

Дома на Хорошевском шоссе в Москве стали первым опытом малоэтажного строительства нового типа.
Эта часть города серьезно пострадала во время бомбежек 1941 года, ее нужно было отстроить заново. Под руководством маститого архитектора Д.Н. Чечулина архитекторы Г.Я. Вольфензон и В.Н. Бровченко разработали типовые проекты дешевых и быстровозводимых двухэтажных домов. Построенные в 1945-46 гг. вдоль Хорошевского шоссе и объединенные сплошной ажурной оградой они образовали замкнутое пространство дворов, напоминая русские усадьбы XVIII-XIX вв.
Предназначались эти дома для офицеров, а строили их пленные немцы (А. Демин "Ходынка: от Дмитрия Донского до наших дней". М., 1997). Привлекательные и уютные снаружи, внутри они имели непрочные деревянные перекрытия и через тридцать лет после постройки сильно обветшали. Большую часть их снесли в начале 1980-х годов, а оставшиеся были разобраны при строительстве третьего кольца или перестроены под офисы.


Одна из последних двухэтажек в начале Хорошевского шоссе. 20 июня 2002 года.

До наших дней не дожили замечательные малоэтажные ансамбли в Измайлово и на Перовом поле, построенные в 1946 году по проекту архитекторов А. Арефьева, М. Лисициана, Г. Маляна. В этих районах еще остались несколько двух-трехэтажных кварталов, однако это лишь малая часть того, что было когда-то.


Измайлово. Трехэтажка в 1946 году

В 1980-90-х годах на месте снесенных кварталов были возведены многоэтажки массовых серий. Об их "сталинском" прошлом напоминают лишь сохранившиеся кое-где трансформаторные будки, старые тополя да крышки канализационных люков.

Замечательный ансамбль-усадьба, построенный в конце 1940-х по проекту известного архитектора Дмитрия Чечулина, находится на улице маршала Бирюзова неподалеку от западного выхода станции метро "Октябрьское поле". Все его здания соединены между собой импозантными ампирными арками, дворы украшают два фонтана.


Варшавское шоссе, 85 к. 2. 1949 г.

Возле метро "Варшавская" между шоссе и железной дорогой стоят три трехэтажных дома, построенные в 1949-50 годов по типовому послевоенному проекту, разработанному архитектором А.Д. Сурисом (Моспроект). В оформлении их фасадов использованы не только классические детали, но и элементы древнерусской архитектуры.

Из единичных построек также стоит отметить коттедж Петра Капицы на территории Института физических проблем на Воробьевых горах, построенный в 1950 году по проекту архитектора Е.Н. Стамо. Красивый двухэтажный особняк построен в глубине институтского парка и выделяется среди своих современников подчеркнуто европейским обликом.

Еще два стильных малоэтажных квартала находятся на улице Руставели (район метро "Дмитровская"). Красные трехэтажные дома в начале улицы (владение N3, построены в 1946-1948 гг.) - это один из самых изящных и трогательных памятников послевоенной советской архитектуры. Увы, сейчас они находятся в плачевном состоянии и, вероятно, в ближайшие годы будут снесены.


Бутырский хутор. Улица Руставели, 3

На улице Руставели, 9 находится еще один замечательный ансамбль послевоенной малоэтажной архитектуры, возведенный в 1947-48 гг. по проекту архитектора Якова Лихтенберга. С виду он не так ярок, как "красные дома", но на самом деле не менее тонок и красив. Этот восьмисекционный дом получил третью премию на конкурсе лучших построек года, организованном Управлением по делам архитектуры РСФСР.


Бутырский хутор. Улица Руставели, 9
Примечательно мнение об этом доме доктора искусствоведения профессора К.Н. Афанасьева: "Конфигурация плана дома образует большой светлый открытый двор, имеющий пропорцию двух квадратов. Озеленение и благоустройство придают уют и украшают дом не только снаружи, но и со стороны двора, который, скорее, должен быть назван не двором, а сквером или садом. Именно такими домами, обеспечивающими повседневный быт семей с детьми и уют, и следовало бы застраивать наши города…
Жилой дом в Бутырском хуторе - это классическая тема - оформление окон, входов, применение руста. И хотя там нет большого ордера, здание сделано по классическим правилам. Но в этой классике снова проявился характер автора, мужественность, монументальность его таланта, что очень характерно для Лихтенберга. Он добивается этого за счет несколько преувеличенного масштаба здания, укрупненных деталей. Это именно то, что в архитектуре называется "героическим масштабом" - здание как бы рассчитано не на обычного человека, а на человека-героя. И Лихтенберг делает это очень корректно".


Бутырский хутор. Улица Руставели, 9. Фото 1947 года

В 1940-е годы для малоэтажной архитектуры находилось место и в будущем коммунистическом раю. Вот как описывается один из уголков будущей Москвы в путеводителе Анатолия Логинова "Наша Москва", изданном в 1947 году:
"Раньше машины сворачивали к зданию вокзала Северного порта, и шоферы здесь выключали моторы. Теперь же, смотрите, за вокзалом чуть не на 10 километров вдоль берега озера зазолотились пляжи, сверкают зеркальные витрины кафе, в гавани снуют шлюпки, моторные лодки, управляемые загорелыми спортсменами.
С берега озера нам видны кренящиеся под порывами ветра яхты, профили теплоходов, пересекающих водное пространство.
Вон там, далеко под водой, выступили острова; они созданы для отдыха после прогулок по озеру.
Справа от шоссе, окаймляющего береговую полосу, выстроилась вереница новых зданий - коттеджей. За ними море зелени.
Многие москвичи помнят, что здесь был лес, лес неблагоустроенный, с кочками и пнями. Теперь на его месте расцвел густой парк, оживленный водой канала.
Химкинское водохранилище питает многочисленные фонтаны парка. Струи воды алмазной стеной окружают павильоны причудливой архитектуры, насыщают воздух свежестью.
По красоте это место не уступает такому прославленному произведению искусства, как ленинградский Петродворец".

Как видим, малоэтажная архитектура представлена в коммунистическом будущем своей наиболее "элитной" частью - коттеджами. Во второй половине 1940-х они как раз начали появляться на окраинах Москвы и в Подмосковье.
До нашего времени дошли далеко не все из них. От деревянного поселка немецких специалистов в Тушино осталось только здание клуба (позднее кинотеатр "Полет"), исчез поселок из финских домов во Фрязино.
Из сохранившихся наибольшего внимания заслуживают дома в московских поселках Курьяново и Северный, а также в подмосковных городах Видное и Дубна.


Курьяново и Северный - главные малоэтажные ансамбли Москвы

В современной Москве сохранилось два наиболее крупных ансамбля послевоенной малоэтажной архитектуры - это поселки при Курьяновской станции аэрации и при Северной водопроводной станции, возведенные в 1948-1955 гг.


Панорама поселка Северный. 1950-е

Для строительства станций при МВД СССР было восстановлено Главное управление лагерей гидротехнического строительства (Главгидрострой), деятельность которого была приостановлена в 1941 году. Все эти подразделения передавались в воссозданный главк из состава или подчинения Главпромстроя МВД.


Коттедж в Курьяново

Курьяновский поселок в 1948-1952 гг. построен по проекту архитекторов В.Н. Бровченко, Ю.С. Бочков и инженера Р.С. Фейгельмана.
Поселок Северный построен чуть позднее по проекту архитекторов Н. Селиванова, К. Кисловой, З. Государевой. Планировка его очень похожа на курьяновскую, основное отличие только в типе жилых домов - они здесь немного другой серии.


Коттедж в Северном

Если в прошлом поселки были похожи, как близнецы, то сейчас их судьбы явно разошлись. Курьяново потихоньку деградирует, Северный же все более европеизируется.


Улочка в Курьяново

Вместе с тем, в обоих поселках до сих пор можно встретить совершенно нетипичные для Москвы уголки – коттеджи с садиками; узенькую улочку, на которой стоят увитые диким виноградом сараи с черепичными крышами. Попадая туда летним вечером, чувствуешь себя не в средней полосе России, а где-то в Крыму.

Кроме коттеджей, в Курьяново есть и более простые многоквартирные двухэтажки. В их дворах до наших дней редкие для Москвы сараи-кладовки. Жители хранят в них зимние запасы овощей и всякую рухлядь.


</i> Сарай-кладовка </i>

В центре Курьяново расположены все важнейшие сооружения: дом культуры с красивым портиком; памятник Ленину; почта с лепным гербом Советского Союза на фасаде; напротив него, в таком же здании - отделение милиции. По соседству расположены магазины, школа и поликлиника.
Благодаря такой планировке поселок теоретически может быть автономен и самодостаточен. Он может вписаться в агломерацию таких же поселков, как это произошло в Воскресенске, или стать центром нового города, как случилось в Видном. Такой можно построить в тайге или в степи, возле аэродрома или электростанции... Так уж получилось, что Курьяново через пару десятков лет после постройки оказалось в окружении крупных многоэтажных районов, став островком прошлого в современном городе.


В центре Курьяново

Судьба Северного из-за его удаленности от МКАД и отсутствия неприятного соседа в виде станции аэрации сложилась более благоприятно. Он сохранил природное окружение и свою автономность от Москвы. В последние годы коттеджи все чаще скупаются обеспеченными людьми, которые реконструируют их. Такие дома отличаются от своих соседей крышами из металлочерепицы и ухоженными садиками.


В поселке Северный

Вместе с тем, стоит признать, что пока на сохранение этих ансамблей работают скорее отрицательные, чем положительные факторы. Это удаленность от центра города и станций метро, неблагоприятная экологическая обстановка. Если эти районы станут более привлекательными для инвесторов, эти оазисы малоэтажной сталинской архитектуры исчезнут.


В подмосковном городе Видное

В Подмосковье таких малоэтажная сталинская застройка сохранилась лучше, но ансамблей, сопоставимых с Курьяново и Северным, все же совсем немного. Одним из самых интересных является центр города Видное, возведение которого началось в 1949 году. Авторами проекта стали архитектор Б.В. Ефимович и инженер-конструктор А.М. Рузский. Центральные улицы поселка - Школьная, Садовая, Заводская, Радиальные и другие были застроены оригинальными двухэтажными кирпичными коттеджами, напоминающие "голландские домики" в русских усадьбах XVIII века.

Заключение

Если сравнивать разные пласты сталинской архитектуры, то малоэтажки 1940-50-х являются одной из самых светлых ее страниц. Они лишена суровости и жесткости, присущей предвоенной архитектуре, здесь нет давящей монументальности, как в высотных сооружениях начала 1950-х. Двух- и трехэтажные здания красивы, уютны и человечны.
Если бы при их возведении использовались бы более качественные материалы, а квартиры делались бы более просторными, то они после небольшой реконструкции вполне могли бы конкурировать с модными ныне таунхаусами. Часто выигрывая по архитектурному облику, сталинские малоэтажки уже не отвечают современным представлениям о комфортном жилье.

Сейчас большинство сталинских двух-трехэтажечных поселков доживают последние дни. Большая часть их пойдет под ковш экскаватора, меньшая пройдет горнило евроремонтов и, утратив значительную часть характерных для 1940-50-х деталей, превратится в комфортабельное жилье для среднего класса.
Пока еще многие из малоэтажных ансамблей - красивых и не очень - сохранились в более или менее целостном виде. Спешите их посмотреть!


Курьяново. Этот дом пока еще цел
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 158 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →